Обо мне и о тебе

Важные мысли после Марафона Ройтмана

Живешь и думаешь, что возможно делать это правильно. Что обманывать не хорошо, а манипулировать – подло. Что открыто говорить о своих желаниях неприлично. Питаешь иллюзию, что есть такое поведение, которое понравится абсолютно всем. Как в рекламе или дорогом телесериале.  И вот уже кажется, ты близок к идеалу... Но потом, услышав один неприятный отзыв, принимаешься старательно обрабатывать себя напильником еще и еще раз. В итоге допиливаешь себя до такой степени, что нечем дышать. Любым своим вдохом ты хоть кому-нибудь мешаешь.  А самому вообще жизни нет. Знакомо?

После мощной (и дикой!) групповой терапии на Марафоне Ройтмана я поняла, что любое мнение человека больше говорит о нем самом. Не раз я наблюдала, как собеседник смотрит прямо на меня глазами, полными ненависти, и говорит, что ему не нравится во мне то или это. А я смотрю в его глаза и вижу затуманенный взгляд. Потом он разворачивается и продолжает свой гневный монолог, обращаясь к воображаемому собеседнику. Кто же этот собеседник, как  думаете? Конечно же, он сам!

Люди, якобы просекшие фишку, сообщают всем, что любая критика "это не про меня, а про тебя". Удобная защита от того, чтобы не замечать в жизни свои теневые стороны. Для психологов терапевтическая позиция – очень удобная защита от настоящей чувствительности.

Что же в этом уравнении про меня? Иногда человек говорит вроде бы про меня, а я слушаю и понимаю, что меня он совсем не видит. А иногда человек говорит про себя, а я испытываю жгучую вину и стыд, потому что меня раскрыли. Ко мне относится все то, что меня цепляет. Вызывает ли это праведный гнев, желание оправдываться или порыв запустить в собеседника тапкой.

Можно долго рассуждать про объективную реальность, но мне хочется проще. Все, что я вижу в мире – это про меня. Даже если это еще и про других людей тоже. Всё это может быть воспринято мною только потому, что созвучно голосу изнутри. Все, что выходит из меня – это тоже про меня. Даже если я говорю о ком-то другом.

Марафон Ройтмана

Оправдываться хочется тогда, когда мы не готовы принять себя, как мы есть. Когда я что-то в себе не принимаю, я лишаю себя выбора и создаю внутри напряжение. Я начинаю внутреннюю охоту на ведьм, попадая в свои же сети. Яростно ненавижу в других то, что не могу терпеть в себе. Злюсь за то, что они себе позволяют больше, чем я себе позволяю. Я постоянно нахожу себя в том месте, от которого хочу убежать. Саша Ройтман в этой ситуации говорит, что прежде, чем начать жить новую жизнь, надо научиться жить ту, которую уже живешь.

Для трансформации придется разрешить себе быть тем, кем ты себе быть запрещаешь. Разрешить – не значит сделать. Это просто разрешение. Признать, что ты можешь быть бессердечной сволочью, обманщиком, бессмысленным существом, злостным манипулятором или высокомерным гордецом. Плохой  матерью или неблагодарной дочерью. И это, блин, очень сложно!

Приняв себя, мы получаем выбор. В первый момент люди начинают пугаться, что раз они принимают себя ужасными, им придется всю жизнь быть ужасными. Вывод не верный. Принятие себя дает больше возможностей и обеспечивает выбор. А делать этот выбор или нет – личное дело каждого. От возможности до действия большой путь. Это как наличие лопаты не обязывает все время копать. Просто ты знаешь, что у тебя, если что, есть лопата. Свобода выбора не обязывает тебя делать выбор, который ты не хочешь делать прямо сейчас. А вот несвобода делает запретный плод сладким.  Поэтому для того, чтобы жить яснее, надо не соблюдать правила, а принять свою свободу и ответственность.

Ты берешь ответственность за свою жизнь и все свои проявления. Берешь ответственность – это не значит подавляешь и вытесняешь, а значит, что ты разрешаешь себе быть таковым. "Разрешаешь" – не значит "обязываешь". Брать ответственность за себя бывает стыдно, отвратительно и страшно. Нужны адские усилия, чтобы взять хоть немного. Или целый психологический  марафон :) Но потом начинает свободно дышаться, будто снимаешь со своей груди бетонную плиту, которую сам же туда водрузил. И живешь ты неправильно, но как-то очень по-своему. А дороги ведут не в ад и не в рай, а туда, куда ты сам захочешь. Такая история.


23.09.15

Аглая Датешидзе